Воскресенье, 26.09.2021, 19:02
Приветствую Вас Гость

Д О Н Т О П Э Н Е Р Г О

Новости и информация об угле и угольной отрасли

Сила в росте
В нынешних условиях, когда уголь в Китае пользуется все большим спросом, а также учитывая наводнение в основных угледобывающих регионах Австралии, говорить о достаточных запасах этого полезного ископаемого в мире не приходится. С 1 апреля цены на него повысились в несколько раз. Стоимость тонны коксующегося угля выросла втрое – с $ 98 до $ 305, а энергетического – вдвое, с $ 56 до $ 125.

Такое подорожание вызвано несколькими причинами. Первая и самая главная – большой спрос на сталь. Кроме того, высокие цены на уголь обусловлены дефицитом поставок, который был спровоцирован растущим потреблением этого топлива в Китае и Индии вследствие бурного развития металлургии. «В начале года металлурги подняли цену на свою продукцию и начали готовиться к грядущему подорожанию угля. С начала 2008 г. стоимость стали выросла на 100‑120 %. В этот период угледобытчики присматривались к спотовым соглашениям по металлу и приняли решение повысить цену на топливо до $ 300 за тонну. На сегодня это приемлемый уровень для сталелитейных компаний», – считает аналитик ИГ «Сократ» Дмитрий Хорошун. Проблемы с инфраструктурой и высоким фрахтом усилили эту тенденцию.


Рост стоимости энергетического угля зависит от других причин. Ситуация с нефтью и природным газом очень ударила по генерирующим компаниям. Многие последовали примеру Китая (70 % всей добываемой энергии в стране – за счет сжигания угля) – начали отказываться от газа и мазута в генерации электроэнергии в пользу более дешевого угля. «В начале июля на рынке энергетического угля произошла коррекция – цены остановились в пределах $ 210 за тонну. Однако в дальнейшем они будут расти», – считает господин Хорошун.


Уголь в Украине подорожал раньше, чем в других странах. Это произошло из-за прошлогодней цепочки крупных аварий на добывающих коксующийся уголь предприятиях, что обусловило повышение цен на выпускаемую продукцию. Но на фоне мировых цен коксующийся уголь украинского происхождения все-таки дешевле: коксовый концентрат марки «К» – $ 227, марки «Ж» – около $ 200, марки «Г» и ОС / СС – примерно $ 180 за тонну. Основная причина этого – высокий уровень зольности и серы, что сказывается на качестве энергоносителя.


Потребность отечественных коксохимических заводов в угольном сырье в 2008 г. составляет 28 млн. т концентрата. Объемы собственной добычи коксующегося угля – около 17 млн. т. Образовавшийся дефицит (11 млн. т) в этом году покрывается за счет импорта, главным образом из России. Но и здесь цены кусаются. По данным ИК «Сократ», с начала года стоимость тонны коксующегося угля российского производства для украинских потребителей выросла в 2,4 раза – до $ 280‑300. Сегодня потребность украинских электростанций в энергетическом угле – 36 млн. т. Она удовлетворяется практически за счет собственной добычи. Но так продолжаться долго не может. «Мы прогнозируем, что в связи с увеличением производства электроэнергии потребность в энергетическом угле к 2017 г. возрастет на 10 млн. т – до 46 млн. т», – говорит ведущий экономист ИК «Юпрас Капитал» Андрей Тарасенко.


Инвестиции в уголь

Мировые запасы угля не бесконечны. И западные страны, помня об этом, увеличивают объемы добычи неохотно. Около 60 % его промышленных запасов сосредоточено в трех регионах: в США – 25 %, на территории бывшего СССР – 23 %, в Китае – 12 %. В Австралии, Индии, Германии и ЮАР – около 29 % промышленных запасов угля. «Приблизительно 35 % приходится на Китай и страны, находящиеся на территории бывшего СССР. Если добавить еще Индию и ЮАР, то получится 45‑50 %. Так что основная надежда – на развивающиеся страны. Но без существенного финансирования об увеличении объемов добычи не может быть и речи», – говорит аналитик КУА «ТЕКТ Эссет Менеджмент» Станислав Голышев.


В условиях дефицита угля на мировых рынках Украина является весьма крупным потенциальным экспортером. Она занимает 7‑е место в мире по доказанным запасам угля (4 % мировых запасов) и 11‑е – по объемам производства (1,3 % мировой добычи). Правда, положение дел в украинской угольной промышленности удручающее. Большинство угольных активов находятся в госсобственности, и их состояние катастрофическое. Срок эксплуатации основных фондов давно превысил положенный, что в результате влияет на уровень травматизма, а также увеличивает вероятность аварий.


Тем не менее Минуглепром инициирует проекты строительства новых шахт, в частности «Краснолиманской-Глубокой», «Новосветловской», «Добропольской-Капитальной», «Самарской-Капитальной», «Червоноградской № 3», «Тягловской № 1», «Боржковской», на семи наиболее перспективных участках с общим объемом промышленных запасов около 1 млрд. т угля. На возведение этих объектов планируется выделить $ 4 млрд. Будут модернизированы и существующие производственные мощности государственных предприятий «Ровенькиантрацит» ($ 120 млн.) и «Свердловантрацит» ($ 40 млн.).


Частные добывающие компании также сконцентрируют внимание на возможностях развития и расширения ресурсной базы. Концерн «Энерго» – крупнейший добытчик коксующегося угля в Украине – до 2011 г. намерен вложить в свой основной актив, шахту «Красноармейская-Западная № 1», приблизительно $ 1 млрд. «Уже практически завершен монтаж обогатительной фабрики. К началу следующего года планируется открытие еще одного ствола по добыче угля», – отмечает аналитик ГМК ИК Dragon Capital Сергей Гайда. По его словам, к 2011 г. добыча на шахте должна увеличиться вдвое – до 12 млн. т.


Другой крупный производитель коксующегося угля – холдинг «Метинвест» – активно наращивает производство на своем основном предприятии «Краснодонуголь». Благодаря этому объединению «Метинвест» обеспечен кокосом примерно на 60 %. В 2007 г. его добыли 5,738 млн. т, а за первое полугодие 2008‑го – 3,163 млн. т (+10 % к первому полугодию 2007 г.).


Активность проявляют и металлургические предприятия, не имеющие своих источников сырья. Меткомбинат «Запорожсталь» для частичного обеспечения углем купил лицензию на разработку месторождения в Ростовской области (Россия), где планирует построить в 2010‑2011 гг. шахту мощностью 750 тыс. т. Осуществив эти намерения, «Запорожсталь» покроет около 35 % своих потребностей в коксе. Два других украинских предприятия – шахта им. Засядько и «Краснолиманская» – формально находятся в собственности государства и, понятное дело, не обновляют производство.


В секторе энергетического угля основной тон задает Донецкая топливно-энергетическая компания (ДТЭК). До 2012 г. она намерена инвестировать в добычу антрацита $ 1,3 млрд., главным образом за счет шахты «Комсомолец Донбасса». «Около 65 % анонсированной суммы будет направлено на обновление горно-химического оборудования с целью снижения уровня зольности в угле, добываемом на предприятиях холдинга. В угле, добываемом на шахте «Комсомолец Донбасса», он будет уменьшен с 33,1 % до 31 %, а на предприятии «Павлоградуголь» – с 37,6 % до 34 %», – говорит Сергей Гайда. К концу года ДТЭК планирует увеличить добычу антрацита на шахте «Комсомолец Донбасса» на 2 %, хотя, по расчетам аналитиков Dragon Capital, в действительности она может вырасти на 10 % – до 3,8 млн. т. На
«Павлоградугле» ДТЭК намерена увеличить добычу на 5 % – до 13 млн. т.

Электроэнергетика

Несмотря на то что основная часть ТЭС переведена на использование угля, аналитики считают: повышение цен на уголь никак не влияет на прибыльность генерирующих компаний.

Необходимо учесть и то, что в зависимости от цены на энергоноситель (в данном случае на уголь) растет и отпускной тариф, который рассчитывают регулирующие органы.


Отечественная тепловая генерация находится в плачевном состоянии. Основные мощности украинских ТЭС были возведены в 60-70‑х годах прошлого века, и кардинального обновления производственной базы никто не проводил. Рентабельность ТЭС очень низкая – 1‑4 %. Соответственно, электроэнергия, производимая электростанциями, на выходе самая дорогая. И это притом, что на ТЭС природный газ практически не используется. Не имея достаточных средств, государство не планирует рост производства энергии путем эксплуатации ТЭС. В 2007 г. электростанции, находящиеся в госсобственности, произвели около 53,5 млрд. КВт / ч (с учетом мощностей «Востокэнерго», подконтрольного ДТЭК, – 84,3 млрд. КВт / ч). По прогнозам аналитиков ИК Alfa Capital, производство электроэнергии ТЭС к 2012 г. увеличится не более чем на 1‑1,5 %.


Но если с точки зрения производства электроэнергии ТЭС в Украине не являются приоритетными, то в структуре всего ТЭК они играют очень важную роль. Производство электроэнергии на АЭС идет линейно, и быстро менять нагрузки на блоки невозможно. Тепловая генерация более мобильна в управлении, поэтому отечественные ТЭС, помимо того, что производят электроэнергию, работают еще и в режиме балансирующих мощностей. В зависимости от потребления электроэнергии можно быстро менять нагрузки на блоки ТЭС. Учитывая, что около 50 % всей электроэнергии производится на АЭС, модернизация мощностей тепловой генерации представляется весьма актуальной. По словам главы НАК «Энергетическая компания Украины» Владимира Зиневича, на 2008‑2009 гг. предусмотрены Инвестиции в размере 4,743 млрд. грн. В целом, по оценкам НАК, на перевооружение 23 ГВт мощностей тепловой генерации, находящихся в госсобственности, необходимо $ 17,5 млрд. То есть около $ 760 млн. на каждый ГВт. Такие Инвестиции запланированы в государственной программе до 2018 г.


«Учитывая то, что наша тепловая генерация загружена приблизительно на 30 %, это космическая сумма, которая никак себя не оправдывает», – считает ведущий экономист отдела инвестиционного консалтинга ИК «Юпрас Капитал» Алексей Билязе. Например, на Алчевском меткомбинате, подконтрольном ИСД, с нуля возводят генерирующее предприятие мощностью 0,45 ГВт при инвестициях в $ 500 млн. Правда, там строят ТЭС с использованием парогазовых установок, которые намного дешевле пылеугольных. Однако стоит отметить, что из 23 ГВт тепловой генерации, находящихся под контролем государства, около 5,4 ГВт – это те же парогазовые мощности. С учетом цен на природный газ модернизация парогазовых установок – нецелесообразное капиталовложение. «Чтобы не попасть впросак, эффективность вкладываемых инвестиций нужно серьезно рассчитывать. При заявленных государством объемах инвестиций можно построить с нуля 12 ГВт генерирующих мощностей, которые при соответствующей загрузке на 60 % будут производить 73 млрд. КВт / ч в год», – говорит господин Билязе.


Инвестиционная привлекательность

Спекулянты всегда вкладывают туда, где больше доходность при оптимальном для них риске. Баррель нефти марки Brent 25 июля 2007 г. стоил $ 75,31, а 29 июля 2008‑го – уже $ 125,84. Годичный рост стоимости «черного золота» составил 67,09 %. В отличие от нефти, уголь за тот же период показал лучшую динамику. Мировые цены на антрацит выросли за тот же период на 137,45 %. А вот о повышении стоимости коксующегося угля говорить не приходится. Конечно же, рынок нефти был и будет привлекательным как для стратегических инвесторов, так и для спекулянтов. Однако мировая конъюнктура свидетельствует, что рынок угля выглядит все же привлекательнее – на нем меньше политики. Кроме того, в угольной промышленности больше предприятий, проектов, что создает большие возможности для обычного инвестора.


Правда, на рынке угля тенденции несколько отличаются. В инвестиционном банке Credit Suisse говорят, что в последнее время увеличилось количество инвесторов, ищущих прямые подходы к рынку угля вместо портфельных инвестиций. «В условиях, когда предприятия угольной отрасли непрозрачны, подвержены трансфертному ценообразованию, говорить о реальной стоимости актива очень сложно. Однако не все учитывают трансфертное ценообразование при расчете справедливой цены», – отмечает Станислав Голышев. По его словам, некоторые инвесторы предпочитают считать угольный актив с помощью финансовых мультипликаторов, сравнивая их с европейскими аналогами. Но для предприятий с высокой долей трансфертного ценообразования это в корне неверно. В качестве примера можно привести отечественную шахту «Красноармейская-Западная № 1», добывающую дефицитный коксующийся уголь марки «К». В первом квартале 2008 г. себестоимость добычи тонны такого угля обошлась предприятию приблизительно в $ 51, реализует же оно угольный концентрат максимум по $ 113 (его июньская цена на Украинской товарно-сырьевой бирже составляла примерно $ 210).


В этом случае прямые Инвестиции в отрасль куда более эффективны и экономически обоснованны. В условиях резкого подорожания угля, особенно коксующегося, повысился интерес инвесторов к прямым инвестициям в угольную отрасль. «Инвестор сконцентрировал кучу денег и пытается выйти напрямую на собственников, надеясь, что стоимость угля будет только расти», – говорит аналитик ИК Concorde Сapital Евгений Червяченко. И добавляет, что очень часто Инвестиции идут в непубличные компании угольной промышленности с тем, чтобы в будущем получить выгоду на возможных IPO этих предприятий.
Поиск по сайту
Календарь новостей
«  Сентябрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив новостей
Наш опрос
Какой уголь Вы считаете наиболее востребованным в Украине
Всего ответов: 484
Статистика
Copyright Dontopenergo © 2021